Posted 20 августа 2023,, 05:00

Published 20 августа 2023,, 05:00

Modified 23 мая, 22:26

Updated 23 мая, 22:26

Захоронение пуповины и стегание жениха: рассказываем все о хакасских семейных обычаях

20 августа 2023, 05:00
Семейные праздники у хакасских народов знаменовали самые важные этапы жизненного пути: рождение, первые слова, взросление, замужество, гибель… Давайте вместе исследуем древние традиции и узнаем, как ритуалы меняют жизнь.

Детские ритуалы

Первая группа семейных праздников — детские. Эти праздники отмечают первые важные моменты жизни ребенка. Они есть в нашей жизни и сейчас. Но, конечно, хакасы эти события отмечали по-своему.

Кин-той — праздник захоронения последа.

Звучит не очень, да? Все дело в том, что последу — а конкретно, пуповине, хакасы придавали особое значение. Они считали, что послед охраняет здоровье ребенка и его матери. После обрезания пуповины хакасы мыли послед водой, смазывали маслом и, положив в бересту, хранили под изголовьем кровати. А на третий день после рождения ребенка зарывали в землю — хоронили.

Обряд захоронения тоже особенный. Отец выкапывал в юрте ямку в том месте, где никто не будет ходить. Если закопать послед там, где ходят люди — ребенок вырастет подавленным. Если что, вы теперь знаете, кого винить.

Вокруг захоронения втыкали девять (для мальчиков) или семь (для девочек) березовых веточек и смазывали их сметанной кашей — потхы. После того как укутанный в белое одеяние послед клали в ямку, повитуха окуривала его и церемония захоронения считалась завершенной. Торжественные проводы завершались трапезой. Что удивительно, на этом обряде по этикету обязательно нужно было сохранить веселое выражение лица и смеяться.

Тузамах кискен-той — праздник «разрезания пут».

Наверное, вы уже поняли, о чем речь. Хакасские народы глубоко верили в существование нечистой силы. А дети считались самыми уязвимыми существами, которых нужно было постоянно охранять и оберегать от колдовства и немилости духов. Праздник «разрезания пут» знаменовал первые шаги ребенка, которые ему мешали сделать нечистые силы — «путы».

Бабушка брала нож (для мальчика) или ножницы (для девочки) и перед ногами малыша чертила крест. Затем три раза имитировала «разрезание веревочных пут», три раза бросала нож или ножницы между ног и благословляла:

«Я разрезаю твои путы! Пусть земля, на которую ты ступишь, будет твердая, как железо!».

Свадебные ритуалы

Замужество — не менее важный жизненный этап для хакасов. Свадебных ритуалов у древних народов было немало, расскажем про самые интересные.

Сас-той — праздник переплетения девичьих волос.

А вы знали, что прическа хакасской женщины имела определенное значение? Молодые девушки всегда носили много косичек, которые заплетали по часовой стрелке. А вот замужняя женщина должна была носить две косы. Женщина, которую нарекали старой девой, носила три косы. А та, кто родила внебрачного ребенка, словно метку носила одну косу.

Именно поэтому праздник переплетения девичьих кос имел огромное значение. А ту женщину, которую допускали к волосам девушки, называли «посаженная мать». Чаще всего она была сестрой мужа. В свадебном шалаше невесте распускали волосы и заплетали две косы, которые значили одно — она теперь женщина.

Оол-той — празднование свадьбы.

Свадьба хакасов, на самом деле, не сильно отличалась от современной. Банкет, много гостей и подарки. Да, есть небольшие отличия — трапезничали на бересте, все повара обязательно были мужчинами и нужно было произвести обряд жертвоприношения. О последнем расскажем подробнее.

Конечно, в жертву приносили не человеческое мясо, а мясо коня, овцы или коровы. Готовили его особым образом: мужчины должны были разделывать забитый скот только по суставам, ломать кости запрещалось. И перед основным празднованием куски горячего мяса с идущим от них паром поднимали несколько раз на блюде и бросали в огонь. А потом застолье, хороводы и поклоны огню. Все как у всех.

Самые интересные свадебные гуляния начинались через три дня.

Тергин — праздник первого посещения родителей невесты после свадьбы.

В действительности все не так уныло, как звучит. На третий день после свадьбы новобрачную везли в родительский дом. Но ехала она, разумеется не одна, а со всеми участниками свадьбы. Вместе с ними ехали девять бочонков вина. Меньше было нельзя, а больше — пожалуйста.

Свадебный поезд на дороге всегда поджидали мужчины. Так начинались препятствия, которые молодожены должны были пройти. Путь процессии преграждали и откупиться можно было только вином. Тут-то бочонки и шли в дело. Но отдавать все было нельзя! Они еще пригодятся у родительских ворот.

Для того, чтобы удовлетворить родителей невесты, через ограду бросали один торсук вина. На встречу свадебной процессии выходили семь прекрасных девушек и заводили лошадей в ограду, подвязав на поводья шелковые платки.

Жених должен был привезти с собой подарок — тушу овцы — и войти в юрту к родителям первым с вином в качестве дара. Там над новым зятем вершили «суд»: стоящего на коленях парня стегали нагайкой по спине.

После каждого удара бьющий благословлял:

«Бью крученым кнутом, чтобы стали мы вечными родственниками! Бью витой нагайкой, чтобы мы стали крепкими родственниками! Бью длинным бичом, чтобы стали мы нераздельными родственниками! Уважай старших и почитай молодых!».

В это время старшая невестка стегала березовым прутиком по пояснице невесту и приговаривала:

«Пусть не бьется у тебя посуда, пусть хорошо готовится у тебя пища!».

Новобрачные, стоя на коленях и опустив головы, держали в вытянутых руках по две чаши с вином. До тех пор пока родитель не примет правую чашу и не поднимет рукой голову молодой, они не имели права вставать.

После этого молодую усаживали на почетное место, а нового зятя выводили во двор, где он должен был тремя ударами разрубить чурку. Неудача считалась позором и расценивались как плохой знак.

Весь праздник устраивался с одной целью — услышать, каким будет приданое невесты. На следующий день варилась привезенная туша овцы и за трапезой отец семейства оглашал приданое своей дочери.

Подарки дарили все присутствующие, а после трехдневного пира разъезжались по домам.

Домашние ритуалы

От-тайыг — жертвоприношение домашнему очагу.

Его проводили ежегодно весной после того, как проснутся все деревья. Это жертвоприношение могли возглавлять как шаманы, так и служители белой веры, называемые по-хакасски «пурхан», то есть святой человек.

В юрте устанавливали трехлетнюю березу. Ее ветви украли белыми и красными лентами. Жертвой всегда был белый барашек с черными ушами и щеками. При разделывании животного нельзя было пролить кровь. Барашек готовился по особенному: сердце и легкие готовились на пару, а правую сторону туши варили. Горячее мясо выкладывали на поднос, который ставили на столик под березой.

Во время жертвоприношения все домашние обходили очаг три раза по движению солнца, а руководящий, бросая по три вертела с салом в огонь, произносил молитвы богине От-ине.

Фетиш, посвященный богиня огня, окроплялся в любой юрте белым молоком, надоенным непорочной девой от белой коровы, и руководящий молением произносил следующую молитву:

«Сама-Сама!
Ты появилась из именитой Качи (река в районе Красноярска),
Оседлав трехлетнюю рыжую
Опираясь на крону трехлетней
Ты достигла реки Абакан! Ты стала матерью огня!
Ты имеешь отдых под трехлетней
Ты изображена красной
Ты имеешь шубу, окаймленную
Ты имеешь шубу, окантованную лапками черного соболя,
Ты имеешь шапку из черного бобра,
Ты носишь одежду из черного сукна,
Ты тридцатизубая мать-огонь,
Ты сороказубая дева-мать! Сама-Сама!»

Для хакасских народов дух хозяйки огня был равен верховному божеству: культ огня является яркой чертой культуры хакасов.

Самые яркие и интересные семейные праздники — торжества, которые обязательно нужно было провести с семьей, — подошли к концу. Читайте «Новую Хакасию» и узнавайте много нового о родном крае.

"