Posted 29 августа 2023,, 12:00

Published 29 августа 2023,, 12:00

Modified 23 мая, 22:35

Updated 23 мая, 22:35

«Журналистика — страж общества»: публикуем последнее слово Афанасьева в суде

«Журналистика — страж общества»: публикуем последнее слово Афанасьева в суде

29 августа 2023, 12:00
Фото: newkhakasiya.online
В Абаканском суде сегодня, 29 августа, прошло судебное заседание по делу журналиста Михаила Афанасьева, которого обвиняют в распространении фейков о ВС России. Сегодня суд выслушал мнение стороны защиты, а в конце заседания журналист озвучил свое последнее слово. Публикуем его текст.

Адвокат Михаила Афанасьева Владимир Васин поделился текстом выступления с «Новой Хакасией». Свою речь журналист начал с рассказа о своей однокласснице Татьяне Соломатовой, которая однажды узнала, что всеми любимый в советское время писатель Аркадий Гайдар оказался причастен к зверствам «советов» в Хакасии.

«Как выяснилось, Гайдар в первые годы советской власти строил в Хакасии совсем не „светлое будущее“ нового государства, а концлагеря для простых местных жителей. Также он внедрил практику взятия в заложники. Устраивал массовые казни, в том числе женщин с маленькими ребятишками».

Тогда Татьяна решила рассказать правду всем. Она вместе со своим учителем истории написала реферат. Исследование передали известному писателю Владимиру Солоухину. Работа Татьяны настолько потрясла литератора, что, он написал о зверствах Гайдара в Хакасии книгу «Соленое озеро».

«Но если рассмотреть книгу „Соленое озеро“ с юридической точки зрения, то она является клеветнический, а то и, если приложить усилия, умышленно заведомо ложной! Опубликованные в ней сведения не содержат ни одного доказательства того, что Гайдар причастен хотя бы к одному приписываемому ему преступлению. В книге нет доказательств, что преступления эти вообще совершались. Вся книга строится на свидетельствах местных жителей».

Афанасьев приходит к выводу, что если задаться целью, то исключительно юридическим фактом можно на корню перечеркнуть и объявить заведомо ложным весь труд Тани Соломатовой и Владимира Солоухина, а их самих с полным правом признать клеветниками. Возбуди против них уголовное дело — и они не смогли бы предоставить органам следствия ни одного документального подтверждения обвинения против Гайдара.

«Как же существовать литературе и вообще любому творчеству, если юридическим фактом можно перечеркнуть любую свободную мысль и даже целое произведение?».

По словам Афанасьева, журналисты не могут делать, что позволено правоохранительным органам. В их арсенале только слово.

«Журналист не может (и не должен) быть идеально компетентен и безупречно точен юридически, когда он излагает освещаемую им историю. <…> Юридический факт не может подавлять столь жестоко профессиональный долг и право журналиста на исследование жизни и язв общества».

По мнению журналиста, власть уже сотни лет ставит свои интересы выше общечеловеческих ценностей и легко разворачивается на 180 градусов, если это выгодно политической повестке дня. Однако журналистика не может себе этого позволить.

«Журналист стоит на страже интересов общества. Как полицейский не имеет права отвернуться от преступления, так и журналист не может отвести глаза от несправедливости только потому, что интересы одного алкоголизированного бездаря внезапно совпали с геополитическим кризисом власти, а пострадать могли невиновные люди».

Так, любой журналист заинтересован в том, чтобы найти громкую историю произвола чиновников против человека, считает Афанасьев. В этом смысл журналистики и требования читательского интереса. Однако судить журналиста за это также странно, как врача, который пытается излечить человека.

«В моем случае стремление делать нечто полезное на общее благо, сама идея слова на службе общества названа аж мотивом совершения тяжкого преступления, цитирую: „в стремлении привлечь повышенное внимание к своей личности и осуществляемой им журналистской деятельности“.

Афанасьев заявил, что с 2020 года активно освещал внутренние проблемы полицейского спецназа в Хакасии. По его словам, Росгвардейцы просили услышать их, обратить внимание на общие проблемы хакасского ОМОНа. И единственным мотивом его публикации стало стремление заступиться за бойцов.

«Преследуя же за слово в защиту ближнего в моих статьях, меня тем самым словно пытаются приучить к тому, что проявление произвола, самодурства, беззакония, равнодушия, а порой и убийственной глупости разного рода чиновников — это не мое дело. Нет, это именно мое дело».

Афанасьев заявил, что ему есть дело до всего, что творится в Хакасии

«Потому что я — журналист, и каждый человек — мой ближний. Я пришёл в журналистику не для того, чтобы отводить глаза от несправедливости и от язв на теле общества. Я не могу вот так просто сидеть и рассказывать своим детям о верности идеалам гуманизма и при этом не замечать, что ищет справедливости потерявший семью отец, что забыт герой восстания или что творится произвол против омоновца из моего города».

В конце речи журналист попросил суд не уничтожать приобщенный к делу компьютер. По его словам, в нем хранятся уникальные результаты 10-летней работы по восстановлению обстоятельств трагедии на станции Минино и результаты восстановления памяти героя восстания в крепости Бадабер Сергея Сабурова. А также фото и видео его детей.

«Завершить хочется моим любимым посланием к российской интеллигенции великого Михаила Салтыкова-Щедрина: „Сознайте же свою силу, но не для того, чтоб безразлично посылать поцелуи правде и неправде, а для того, чтоб дать нравственную поддержку добросовестному и честному убеждению. Право, без этой поддержки невозможно сделать что-нибудь прочное“».

Свою речь Афанасьев закончил со слезами на глазах.

Адвокат журналиста рассказал, что особенность дела состоит в том, что это одно из первых двух дел по 207.3 статье УК РФ, по обвинению в котором человек до сих пор сидит в СИЗО.

«Именно таких дел всего три. За журналистскую деятельность Афанасьев сначала задержали, потом арестовали, проанализировали шесть листов его правдивого текста. Конечно, там есть некоторые неточности. Но вот он уже 503 дня находится в тюремных условиях. Журналист, который никого не убивал и не насиловал», — заявил Владимир Васин.

По словам адвоката, политика государства изменилась и теперь за свою деятельность некоторым журналистам приходится сидеть в тюрьме.

На заседании Васин указал на то, что Афанасьева судят по той редакции статьи «о фейках» (207.3 УК РФ), где еще не указана Росгвардия — только вооруженные силы РФ. По мнению защиты, эти структуры нельзя приравнивать друг к другу. Соответственно, в действиях Афанасьева на момент публикации материала не было состава преступления.

По утверждению обвинения, в прошлой редакции закона Росгвардия все же приравнивается к армии. Также, по словам обвинения, Афанасьев якобы выдумал те факты, что были указаны в его статье.

Сегодня, 29 августа, прения закончились. Прокурор от своего слова отказался. Приговор Михаилу Афанасьеву озвучат 7 сентября. По словам адвоката, он надеется лишь на чудо.

  • Напомним, 4 апреля Афанасьев опубликовал в СМИ «Новый Фокус» и на других своих интернет-ресурсах материал об участии нацгвардейцев в СВО. В частности, издание писало о количестве погибших, пропавших без вести и раненых силовиках. СМИ также заявляло о якобы ненадлежащей работе руководства нацгвардии. Обвинение считает, что опубликованный материал являлся недостоверным.
"