Posted 30 декабря 2022, 07:34

Published 30 декабря 2022, 07:34

Modified 30 декабря 2022, 07:36

Updated 30 декабря 2022, 07:36

Правозащитница предрекла в 2023 году рост числа арестов по новым статьям о фейках

30 декабря 2022, 07:34
В 2022 году самые громкие аресты и обвинительные приговоры были связаны с хакерскими группировками, фейками о российской армии, госизменой ученых и финансовыми махинациями учебных и научных организаций. Рассказываем, что будет дальше, и стоит ли простым людям бояться преследований?

Только в первом полугодии 2022 года ограничение свободы на время следствия, по данным Верховного суда, получили на тысячу человек больше, чем за аналогичный период прошлого года. А вот значимых заметных освобождений было куда меньше.

Правозащитница Ева Меркачева в интервью «Новым Известиям» рассказала, что такая тенденция говорит о том, что мы живем в новой реальности.

«В этой новой реальности государство считает, что надо усилить контроль над инфопространством и бороться с инакомыслием. Потому что как раз в этих реалиях оно, как считают во власти, недопустимо. Вот когда все устаканится и будет нормально, вот тогда, считает власть, можно будет говорить про свободу слова, про права человека в широком смысле и так далее. А сейчас мы живем в особых условиях. Военное положение у нас не объявлено, но в таком контексте все подается, что сейчас надо бдить за всем», —отметила Ева Меркачева.

Правозащитница считает, что несмотря на возросшее количество дел, суды все равно стараются тщательно подходить к делу. В качестве примера она вспомнила обвинение главного редактора «Нового Фокуса» Михаила Афанасьева в распространении фейков об армии. Суд вернул дело прокурору, объяснив это тем, что в нем деталей обвинения.

«По крайней мере, суд не проглотил то, что приготовило изначально следствие. Но ситуации бывают разные, и есть такие истории, которые просто лично меня не могут оставить безучастной. Например, когда признали виновным в распространении фейков кочегара! Где кочегар, какая у него аудитория?», — возмущается правозащитница.

Меркачева отметила, что таких истории сейчас встречаются все чаще и чаще. В случаях с простыми людьми, по ее мнению, это больше похоже на инструмент давления на общество со стороны государства, чтобы обычные люди думали, прежде чем что-то публиковать в соцсетях.

«В этом смысле история плохая, на мой взгляд, под такую статью можно подводить только тех, кто имеет большую читательскую аудиторию, кто профессионально занимается этим, но ни в коем случае не обычных людей. Ни продавщиц, ни шоферов», — признается спикер.

По мнению  правозащитницы сейчас все складывается таким образом, что уже в следующем году количество задержаний вырастет еще сильнее. И вероятно, это может все чаще касаться простых людей, которые не знают, что можно говорить, а про что лучше промолчать.

«Например, мать, которая потеряла связь с сыном, пишет какой-то гневный пост, обвиняет всех и вся. Такой пост подпадает под статью о дискредитации, и такая мать вполне может оказаться на скамье подсудимых. Мы очень надеемся, что этого не произойдет, но угроза есть, риск есть».

Ева Меркачева также заметила, что в 2022 году стало сложнее. Но тем не менее, если правозащитная организация имеет какую-то определенную свою тематику и бьет в одну точку, то чего-то можно было достичь и в 2022 году. Что касается следующего года, то, по ее словам, все будет зависеть от того, как пойдут дела с боевыми действиями в Украине. Если все прекратится, то тогда можно возвращаться к тому, чтобы в полной мере бороться за права людей. Если же нет, то будет сложно отстаивать чьи-то права.