Россияне активно переезжают в деревню. Приведет ли это к возрождению села?

13 ноября 07:53
С 2020 года россияне стали активно переезжать в сельскую местность. Этот процесс продолжается до сих пор. Почти каждый третий москвич меняют свою московскую прописку на деревенскую. Однако приведет ли этот процесс к возрождению села?

По информации «Новых Известий», Осенью 2022 года процесс, запущенный ковидом, начался вновь. В этот раз причиной переезда в деревню стала частичная мобилизация. По мнению вице-президента Международной академии ипотеки и недвижимости Ирины Радченко, этот спрос формируется во многом благодаря покупке деревенских домов.

«Риелторы уже отмечают возросший запрос на срочную покупку избушек вдали от цивилизации. Кто может уехать, предпочитает эмиграцию, но те, у кого нет денег, и кто не готов все бросить, переезжает внутри страны. В 100–200 км от Москвы цены на такие избушки еще не успели вырасти», — отмечает специалист. 

Президент Вольного экономического общества России Сергей Бодрунов добавляет, что тенденция переселения из городов не ограничится угрозой карантина или фронта.

«Эта тенденция общемировая для стран, которые достигают определенного уровня индустриального и постиндустриального развития. И, думаю, длительная. Города растут, а их планировка для этого заранее не продумана. Все это выгоняет из города тех, кто не работает в нем на постоянной работе — пенсионеров, например».

Кроме того, люди предпочитают работе в городе деревне, из-за плохой экологии, задымленности, шума. При этом отток наблюдается во многих крупных городах. К тому же, у многих появилось желание жить в своём собственном доме на свежем воздухе: в 2022 году доля частных домов среди всего свежепостроенного жилья достигнет максимума за последние 11 лет.

Отношение государства к переселению 

Вице-премьер Марат Хуснуллин недавно представил Стратегию развития строительной отрасли и ЖКХ до 2030 года — согласно ей, требуется в полтора раза улучшить качество именно городской среды. Про сельскую среду ничего не сказано. Кроме того, стратегия развития включает в себя только крупнейшие городские агломерации, которые должны стать драйвером экономики. Руководитель научно-исследовательского объединения РЭУ им. Плеханова Сергей Валентей считает, что такая политика ни к чему хорошему не приведёт.

«Я категорически против этой стратегии. Вот будет у нас в РФ несколько десятков агломераций, а вокруг, что, пустыня? Если вы вкладываете средства государства в развитие агломераций, то у вас не хватит средств для вложений в другие населенные пункты. Несерьезный аргумент сторонников этой позиции состоит в том, что весь мир идет стихийно под создание агломераций. Да, идет, и одновременно у всех, кто занимается проблемой расселения, голова болит о том, что этот процесс неправильный, его надо всячески тормозить, любыми способами. Если абсолютизировать идею агломерации, это означает, что у нас будет несколько таких столиц, как Москва, — в центре областей-Орел, Брянск, а на остальных территориях областей не будет вообще никого. А зачем нужна такая политика? Ссылка на такие объективные процессы, которые происходят в мире — это показатель малограмотности в области экономической географии».

При этом программ развития сельских территорий не так много и толку от них меньше, чем кажется. Например, Федеральная целевая программа «Комплексное развитие сельских территорий» подразумевает, что до 2025 года в российских деревнях построят дороги, проложат газопроводы и водопроводы, обеспечат людей доступом к Интернету и фельдшерскими пунктами в радиусе до 6 км, решат проблему занятости, обеспечат людей новым жильём. Только вот на всю страну за 5 лет должны появиться лишь 2,58 тысячи километров дорог с твердым покрытием, которые проложат только к «общественно значимым объектам» и различным производствам. Локальных водопроводов построят и того меньше — 1,65 тысячу километров хотя питьевой водой к 2020 году были обеспечены только 68% сельских жителей. За это время реализуют только 20 проектов комплексного обустройства площадок под компактную жилищную застройку. В масштабах страны это капля в море.

Но даже, если человека не остановит все вышеперечисленное, то есть проблема с сельской ипотекой. Есть несколько моментов, которые ставят крест на этой затее. Во-первых, льготную ипотеку на строительство частного дома взять можно только в том случае, если заявитель заключает договор подряда с лицензированной строительной компанией (гарантия качества, к сожалению, не прилагается). Во-вторых, у заявителя есть обязательство прописаться в новом доме в течение 6 месяцев после оформления права собственности, иначе ипотека перестаёт быть льготной. Все это не интересно тем, кто не хочет терять свою прописку, дающую доступ к медпомощи, соцобеспечению, высоким пенсиям.

Так кто же поднимет русское село? 

По мнению доцента Института демографии им. А. Вишневского НИУ ВШЭ Никиты Мкртчяна, на «релокантов» делать ставку можно лишь на беглецов от ковида и военкомов.

«Те люди, которые работают удаленно, могут какое-то время жить в деревенских домах. Но это не значит, что какой-нибудь айтишник или менеджер по продажам начнет работать в сельском хозяйстве — он продолжит работать там, где он и работал в крупном городе, максимум, что он будет делать — покупать продукты в местном магазине, он даже налоги там платить не будет. Я не ставил бы на релокантов как на тех, кто поднимет сельское хозяйство». 

Доктор географических наук Института географии РАН Татьяна Нефёдова добавляет, что география распространения таких «релокантов» очень скудная. Россию ими не заселить.

«Многое зависит от расстояния и обустройства территории. Наиболее популярно Подмосковье, где дачная дезурбанизация с сохранением городской квартиры была характерна весь ХХ век и нарастала, а COVID лишь ускорил этот процесс. Отсюда — строительный бум в Подмосковье и в примыкающих к нему муниципалитетах. На более дальних дачах (а дачи москвичей распространяются на расстояние до 500 км от Москвы) условия для дезурбанизации недостаточны. Только единичные энтузиасты готовы зимовать без нормальных дорог, газа, водопровода и т. п.».

При таком раскладе сельскохозяйственные земли продолжат зарастать бурьяном, а тракторы — ржаветь. 

Сегодня основной приток людей на ПМЖ и работающих на сельхозпредприятиях обеспечивают мигранты. С начала 90-х шла активная замена россиян в сельской местности жителями соседних государств. Местные начали массово покидать сёла и деревни в 1994 году, когда стало понятно, что одним огородом не выжить. За это время в города перебралось 2,72 миллиона  человек. Но на их место приехало 2,2 миллиона мигрантов из других стран. Пока в деревнях Италии, США, Канаде, Новой Зеландии привлекают молодых предпринимателей из городов, сельская местность в России постепенно превращается в колонию среднеазиатских стран.